Статьи    ИССЛЕДОВАНИЕ

Мезотерапия: терапевтические и эстетические возможности.

Эстетическая геропротекция: алгоритмы выбора мезотерапевтических препаратов Лабораторий Filorga с учетом морфотипа старения лица

Книга «Эстетическая мезотерапия и биоревитализация» издательства «Косметика и медицина». Выпуск 2, 2016 г., Глава 2.


Райцева С.С.



Райцева С.С., к.м.н., дерматовенеролог, косметолог, онколог. Научный руководитель учебно-информационного центра ЭсТе, эксперт компании «Здоровье Семьи» (Москва)

Введение

На сегодняшний день косметология относится к серьезным междисциплинарным направлениям медицины и является одной из самых стремительно развивающихся специальностей. Многолетний клинический опыт, изучение данных литературы и обобщенный анализ причин успеха и неудач в терапевтической косметологии позволяют с уверенностью говорить о том, что тактика ведения пациенток в возрасте старше 40 лет строится на глубоком понимании патогенеза биологических процессов, происходящих в организме женщины, вступившей в период перименопаузы, менопаузы и постменопаузы [1].

Кожа, как важный индикаторный иммунный и эстрогенчувствительный орган, одной из первых вовлекается в процессы возрастной инволюции [2]. Атрофические изменения затрагивают, прежде всего, структурные компоненты эпидермиса и дермы. Это отражается на качестве и количестве эндогенной гиалуроновой кислоты и коллагена. Снижение синтеза коллагена и накопление его фрагментированных форм приводят к постепенной утрате каркасных свойств кожи. Кожа растягивается, становится менее увлажненной и эластичной, теряет способность противостоять гравитации и удерживать подлежащие мягкие ткани. В процесс возрастной перестройки вовлекается и подкожная жировая клетчатка лица, в которой наблюдаются три взаимосвязанных процесса — атрофия, перераспределение и смещение. Инволюционные изменения происходят также в мышечно-апоневротической системе лица и характеризуются нарушением тонического баланса между разными группами мимических мышц. В мышцах-леваторах развиваются явления атрофии и атонии, а в мышцах-депрессорах формируется гипертонус. Так как мышцы непосредственно, а также через поверхностную фасцию и систему retinaculum cutis прикрепляются к коже, с возрастом начинается смещение тканей лица вниз — формируются проявления гравитационного птоза [3, 4]. В возрасте старше 50 лет на фоне гормональной перестройки и нарастающего дефицита эстрогенов у 37–50% женщин наблюдается резорбция костно-хрящевых структур лица [5]. Таким образом, можно выделить два компонента старения лица: кожный, связанный с дистрофическими изменениями эпидермиса и дермы, и структурный, рельефный, сопровождающийся диспозицией мягких тканей и потерей ими объема. Принимая во внимание всю глубину описанных структурно-функциональных изменений тканей лица и шеи, терапевтическая стратегия ведения пациенток в возрасте старше 40 лет чаще всего подразумевает разработку индивидуального комбинированного протокола, базирующегося на знании алгоритмов сочетания различных методов эстетической коррекции [6]. Такой подход и называют эстетической геропротекцией. В ее задачи входит не только комплексное, послойное и этапное воздействие на все мягкие ткани лица и шеи, но и, при необходимости, тесное взаимодействие врача косметолога с другими специалистами — терапевтом, эндокринологом, гинекологом, неврологом, стоматологом, хирургом.

Мезотерапия в программах эстетической геропротекции

В современных условиях активного роста косметологического рынка постоянно появляются новые технологии. Однако это не повод отказываться от проверенных временем методов, среди которых мезотерапия по-прежнему остается одним из наиболее эффективных, если говорить о решении проблем, связанных со старением именно кожи. За счет создания локальных депо активных компонентов, минимально травмирующего воздействия иглой мезотерапия в полной мере обеспечивает восстановление утраченных тонуса, эластичности, увлажненности кожи, улучшение цвета и выравнивание микрорельефа. Среди гарантов успеха — знания и опыт врача косметолога, индивидуальный и бережный подход к коже каждого конкретного пациента, выбор препаратов высокого качества и использование адекватных схем терапии [7]. Большой ассортимент мезотерапевтических препартов, с одной стороны, существенно расширяет возможности практикующего врача, с другой — создает определенные трудности при выборе той или иной группы препаратов [8–10]. С точки зрения качества, высокой безопасности и эффективности, возможности мультимодального воздействия мезотерапевтические препараты Лабораторий Filorga (Франция) давно и прочно заслужили широкое международное признание как в профессиональной среде, так и среди пациентов [11–15]. Благодаря уникальной технологии получения и методам глубокой очистки, научно обоснованному составу и максимальной биодоступности активных ингредиентов мезотерапевтические препараты Лабораторий Filorga позволяют решать широкий круг проблем и добиваться выраженных и пролонгированных клинических результатов.

Однако при работе с каждым конкретным пациентом неизбежно встает целый ряд практических вопросов: в каких клинических ситуациях мезотерапию можно считать методом первого выбора в протоколах эстетической геропротекции, а когда мезотерапия будет хоть и важным, но дополнительным методом? Какой препарат следует выбрать в конкретной клинической ситуации?

Отвечая на поставленные вопросы, при выборе терапевтической стратегии и составлении комбинированного протокола эстетической геропротекции специалисту необходимо тщательно про анализировать данные анамнеза и результаты клинического обследования конкретной пациентки (табл. 1).

Таблица 1

Методы обследования пациента, необходимые для обоснованного формирования курса эстетической геропротекции и его мониторинга
Анамнестические
  • Наследственный анамнез (генетическая предрасположенность к появлению ранних возрастных изменений)
  • Соматический анамнез (хронические соматические заболевания в стадии декомпенсации, онкологические заболевания, болезни обмена веществ)
  • Аллергологический анамнез (лекарственная, пищевая, бытовая аллергия)
  • Постоянное или транзиторное применение медицинских препаратов
  • Методы предшествующей эстетической терапии с уточнением возраста, в котором они были назначены
  • Образ жизни
  • Профессиональная деятельность
  • Дисциплинированность, готовность к регулярным посещениям врача и следованию рекомендациям по образу жизни и уходу за кожей
  • Готовность к инъекционным методикам
  • Реальность ожиданий
  • Финансовый бюджет
Объективного клинического обследования
  • Состояние здоровья на момент обращения
  • Конституциональный тип кожи
  • Фототип по Фицпатрику и степень фотостарения кожи по Глогау
  • Морфотип старения по И.И. Кольгуненко
  • Степень липоатрофии лица
  • Выраженность проблем на момент обращения
  • Индивидуальный порог болевой чувствительности
  • Психотип (стабильный, лабильный)
Клинический и фотодокументальный мониторинг
  • Динамическое наблюдение пациента и фотографирование

С учетом анамнестических данных, стадии потери объема и проявлений птоза в средней трети лица [16], индивидуальных особенностей конституции и архитектоники лица — морфотипа старения по И.И. Кольгуненко [17] можно сформулировать клиническую задачу и определиться с последовательностью включения в комбинированный протокол эстетической геропротекции процедур мезотерапии. А также целенаправленно выбрать препарат, оптимальную технику его введения и количество процедур в курсе. Обзор препаратов лабораторий Filorga представлен в табл. 2.

Таблица 2

Методы обследования пациента, необходимые для обоснованного формирования курса эстетической геропротекции и его мониторинга
Группа Препарат Характеристика и механизмы действия
Мультикомпонентные мезококтейли NCTF 135,
NCTF 135 HA
  • Мультикомпонентные растворы (54 компонента)
  • Нативная ГК в сравнительно низкой концентрации (0,25 и 5,0 мг/мл)
  • Молекулярная масса ГК 1,4 млн Да
  • Биодеградация в течение 7–10 дней
  • Механизм действия: эутрофики воздействуют непосредственно на клетку. За счет присутствия ГК оказывает умеренное регенеративное действие благодаря улучшению качественных характеристик межклеточного матрикса
  • Классическая схема интенсивного курса: 3–5 процедур проводятся раз в 10–14 дней
  • Техника инъекций: наппаж, микропапулы
Биоревитализанты М-НА 10
  • Монокомпонентный гель на основе высокоочищенной нативной высокомолекулярной ГК
  • Концентрация ГК 10 мг/мл
  • Молекулярная масса ГК 1,1 млн Да
  • Биодеградация в течение 10–14 дней
  • Механизм действия: регенерант (воздействует на качественные характеристики межклеточного матрикса), опосредованно стимулирует активность клеток (эутрофик)
  • Классическая схема интенсивного курса: 3–4 процедуры проводятся раз в 2 нед
  • Техника инъекций: папульная, линейно-ретроградная
Биоревитализанты пролонгированного действия М-НА 18
  • Вязкий гель на основе высокоочищенной нативной высокомолекулярной ГК
  • Концентрация ГК 18 мг/мг
  • Молекулярная масса ГК 3 млн Да
  • Глицерол (20 мг/мл) тормозит биодеградацию ГК и усиливает ее влагоудерживающие свойства
  • Биодеградация в течение 21–28 дней
  • Механизм действия: регенерант (воздействует на качественные характеристики межклеточного матрикса), опосредованно стимулирует активность клеток (эутрофик)
  • Классическая схема интенсивного курса: 3 процедуры раз в 4 нед
  • Техника инъекций: микропапульная, техника глубоких папул, линейно-ретроградная
Полиревитализанты (мультикомпонентные биоревитализанты, обогащенные биоревитализанты, биорепаранты) NCTF 135 HA+
  • Мультикомпонентный гель (54 компонента)
  • Нативная ГК в высокой концентрации (10 мг/мл)
  • Молекулярная масса ГК 1,4 млн Да
  • Биодеградация в течение 14–21 дней
  • Механизм действия: комбинированный (эутрофик + регенерант)
  • Классическая схема интенсивного курса: 3–5 процедур раз в 3–4 нед
  • Техника инъекций: микропапульная, папульная, линейно-ретроградная
Цитоплазматические препараты (биомолекулярные препараты) ЕВ
  • Сложный мультикомпонентный состав
  • Биодеградация в течение 7–10 дней
  • Механизм действия: целенаправленный эутрофик
  • Классическая схема интенсивного курса: 5 процедур раз в 10–14 дней
  • Техника инъекций: наппаж, микропапульная

Мелкоморщинистый морфотип: тактика ведения пациенток и алгоритм выбора мезотерапевтического препарата

У пациенток с мелкоморщинистым морфотипом старения лица при осмотре выявляется тонкая, сухая, часто чувствительная кожа, склонная к раздражению. Морщины, складки и заломы кожи могут быть разной степени выраженности: от единичных до множественных, от поверхностных до глубоких. Отмечается предрасположенность к развитию очаговых нарушений пигментации кожи по типу гиперхромии. Подкожная жировая клетчатка выражена слабо. Мышечный тонус снижен незначительно, имеются начальные проявления гравитационного птоза мягких тканей лица. Основная жалоба пациенток связана с изменением качества кожи — цвета, тонуса, эластичности, увлажненности и, конечно, с морщинами. В программе коррекции возрастных изменений особое внимание следует уделять восстановлению упругости кожи и гладкого рельефа. Для данной группы пациенток мезотерапию можно считать методом выбора и назначать ее как первый этап комбинированного протокола. Курс мезотерапии позволит быстро увлажнить поверхностные и глубокие слои кожи, восстановить ее барьерные свойства, улучшить обменные процессы, повысить синтетическую активность фибробластов, активизировать физиологическую регенерацию. В дальнейшем комбинированный протокол можно расширить процедурами, направленными на выравнивание рельефа и уплотнение кожи (фракционный фототермолиз, микродермабразия, срединный химический пилинг, космеханика, криотерапия, фототерапия и др.). На завершающем этапе, при необходимости, назначаются процедуры инъекционной пластики для прицельной коррекции морщин и складок, деликатного воссоздания объема мягких тканей лица с использованием препаратов на основе стабилизированной гиалуроновой кислоты. По показаниям проводится эстетическая ботулинотерапия.

Клинический пример

Пациентка Б., 47 лет. Обратилась с жалобами на снижение тонуса, повышенную сухость и чувствительность кожи, поверхностные морщины в межбровной и периорбитальных областях, потерю объема тканей лица в подглазничных, скуловых областях. Менструальный цикл регулярный (перименопауза). Аллергологический анамнез без особенностей. Соматических противопоказаний для проведения косметологических процедур нет. При осмотре: кожа в области лица и шеи тонкая, сухая, неоднородная по цвету (очаговая гиперпигментация) и микрорельефу, тонус кожи снижен. Имеются умеренно выраженные морщины над верхней губой, в периорбитальных и щечных областях. Подкожная жировая клетчатка развита слабо. Наблюдается уменьшение объема лица за счет гипотрофии жировой клетчатки в подглазничных и скуловых областях, западение носогубного треугольника. Мышцы лица тонкие, плоские, тонус сохранен.

Косметологический диагноз: старение лица и шеи по мелкомор щинистому типу; липоатрофия носогубной, подглазничной, скуловой областей I–II стадии [18] (рис. 1А).

Тактика ведения пациентки подразумевала поэтапную коррекцию.

I этап — мезотерапия для улучшения качества кожи. При проведении интенсивного курса в качестве базовых были выбраны препараты с активным восстанавливающим и регидратирующим действием: полиревитализант NCTF 135 HA+ (эутрофик+регенерант) и пролонгированный биоревитализант M-HA 18 (регенерант). Проведено 3 процедуры полиревитализации с периодичностью раз в 3 нед и 2 процедуры пролонгированной биоревитализации с интервалом раз месяц. Общее количество процедур интенсивного курса — 5. После третьей процедуры пациентка отметила значительное улучшение состояния кожи лица и шеи. По завершении интенсивного курса мезотерапии кожа стала гладкой, упругой, исчезло ощущение стянутости, существенно улучшился цвет лица.

II этап — инъекционная пластика с целью деликатного воссоздания объема тканей скуловых, подглазничных, носогубных областей и области губ. В качестве филлеров использованы препараты на основе стабилизированной гиалуроновой кислоты высокой плотности и сверхплотные.

III этап — ботулинотерапия (Релатокс, Микроген, Россия) для ограничения динамической активности и нивелирования морщин в межбровной и параорбитальных областях. Использованы среднетерапевтические дозы ботулотоксина.

Результат: значительное улучшение внешнего вида (рис. 1В). Пациентка переведена на процедуры поддерживающего профессионального косметического ухода. Рекомендовано повторение мезотерапии в том же объеме через 6 мес.

Деформационный морфотип: тактика ведения и алгоритм выбора мезотерапевтического препарата

У пациенток с деформационным морфотипом при осмотре чаще всего выявляется нормальный или жирный тип кожи; подкожная жировая клетчатка и мышцы лица хорошо развиты. Есть склонность к нарушению микроциркуляции и задержке жидкости (купероз, пастозность, отеки). Морщинистость и нарушения пигментации нехарактерны или слабо выражены. В процессе старения снижается тонус тканей, прогрессирует птоз мягких тканей лица, происходит диспозиция подкожной жировой клетчатки. Пациентки с данным типом старения долго выглядят моложаво, но с наступлением менопаузы резко «стареют». Основная жалоба — изменение овала и рельефа лица: появление «брылей», грыжевые выпячивания в области век, западение тканей в подглазничных и скуловых областях, глубокие носогубные складки. При объективном осмотре диагностируются деформация нижней трети лица, явления лимфостаза, однако нередко наблюдается и ухудшение качества кожи. Основная цель коррекции — лифтинг тканей и восстановление функциональных свойств кожи. Выбор методов эстетической коррекции будет определяться стадией потери объема и выраженностью проявлений птоза. Если изменения выражены слабо или умеренно (I–II стадия), то методом первого выбора станет активный лимфодренаж тканей лица (контактная локальная криотерапия, космеханика, микротоковый, вакуумный дренаж и др.). На втором этапе для восстановление тонуса мышц потребуется аппаратный лифтинг (криолифтинг, микротоковая терапия, миостимуляция и др.). Задача третьего этапа — воссоздание объема подкожной жировой клетчатки лица в областях с ее явной атрофией и лифтинг кожи. Методы выбора — объемное моделирование филлерами на основе стабилизированной гиалуроновой кислоты, липофиллинг, нитевой лифтинг и др. На четвертом этапе для восстановления функциональных свойств кожи, выравнивания микрорельефа и улучшения ее качественных характеристик рекомендуется курс с чередованием мезотерапевтических процедур и химических (механических, лазерных) пилингов. В завершение можно провести эстетическую ботулинотерапию.

Рис. 1. Пациентка Б., 47 лет. А — клиническая картина старения лица и шеи по мелкоморщинистому типу, липо атрофия в области носогубного треугольника, подглазничных и скуловых областей I– II стадии. В — картина после курса мезотерапии
Клиническая картина старения лица и шеи

В случае выраженных изменений (III–IV стадия) еще на этапе консультирования необходимо порекомендовать хирургическую коррекцию. Если по каким-либо причинам (соматические противопоказания, нежелание пациентки и др.) хирургические методы не рассматриваются, то выстраивается комбинированная программа терапевтической коррекции. При этом важно сразу же развенчать завышенные ожидания пациентки относительно возможных результатов, подробно информировать ее о продолжительности курса комбинированной терапии, регулярности и этапности проведения процедур, сроках реабилитации и возможных материальных затратах. В заключение консультации необходимо озвучить предполагаемый прогноз после завершения курса эстетической геропротекции.

Клинический пример

Пациентка Н., 60 лет. Обратилась с жалобами на дряблость тканей лица, выраженные нососкуловые борозды, носогубные и губоподбородочные складки, изменение овала лица в виде «бульдожьих щек». Выраженные морщины в области лба, межбровной, параорбитальных областях, которые значительно усиливаются при мимике. Пациентка находится в постменопаузе. Аллергологический анамнез без особенностей. Абсолютных соматических противопоказаний для проведения косметологических процедур нет. Проконсультирована гинекологом и эндокринологом, получает заместительную гормональную терапию. От пластической операции отказывается, хотя в будущем не исключает блефаропластику. При осмотре: общая пастозностью тканей лица, статические морщины в области лба и межбровной, птоз латеральных отделов бровей, морщины в периорбитальных и периоральной областях. Гравитационный птоз тканей средней и нижней трети лица; избытки кожи верхнего и нижнего век; деформация контуров скуловых и подглазничных областей; с двух сторон — выраженные «малярные» мешки; достаточно глубокие нососкуловые борозды и носогубные складки; потеря объема тканей верхней губы; атрофия подкожной жировой клетчатки в губоподбородочных областях; умеренная деформация нижней трети лица. Косметологический диагноз: старение лица и шеи по деформационному морфотипу. Гипертонический тип мышечной активности, статические морщины верхней трети лица. Умеренно выраженный гравита ционный птоз тканей лица, грыжи верхних и нижних век, склонность к отекам. Липоатрофия подглазничных, носогубных и губоподбородочной областей II–III стадии (рис. 2А).

Тактика ведения пациентки предусматривала 4 этапа косметологической коррекции.

Рис. 2. Пациентка Н., 60 лет. А — клиническая картина старения лица по деформационному морфотипу. Гипертонический тип мышечной активности, морщины верхней трети лица. Умеренно выраженный гравитационный птоз тканей лица, грыжи верхних и нижних век, склонность к отекам. Липоатрофия подглазничной, носогубной и губоподбородочной областей II–III стадии. В — картина после полного курса эстетической геропротекции (4 этапа)
После <strong>эстетической геропротекции</strong>

I этап — аппаратный контактный криодренаж и криолифтинг (аппарат Cryolift-3, Лаборатории Filorga, Франция) с целью дренирования тканей и нормализации мышечного тонуса. Курс включал 10 процедур, которые проводились 2 раза в неделю.

II этап — инъекционная пластика препаратами на основе стабилизированной гиалуроновой кислоты высокой плотности и филлерами-волюмайзерами для воссоздания объема тканей в подглазничных, носогубных, губоподбородочной областях и в области губ.

III этап — мезотерапия для улучшения качества кожи, повышения ее тонуса. Всего назначено 5 процедур: первые две с использованием препарата ЕВ (эутрофик), последующие три с назначением мультикомпонентного мезотерапевтического раствора с низким содержанием гиалуроновой кислоты NCTF 135. Все процедуры проводились с периодичностью раз в 2 нед.

После завершения третьего этапа пациентка отметила значительное улучшение внешнего вида лица и повышение качества кожи. Улучшился цвет лица, уменьшились отеки и проявления сетки мелких морщин на нижнем веке. IV этап — ботулинотерапия (Релатокс) с целью коррекции морщин в области лба, межбровной и в области «гусиных лапок». Использованы среднетерапевтические дозы ботулотоксина.

Результат: значительное улучшение внешнего вида (рис. 2В). Пациентка переведена на процедуры поддерживающего профессионального косметического ухода. Рекомендован контрольный осмотр через 6 мес с целью уточнения тактики дальнейшей терапии.

Комбинированный морфотип: тактика ведения и алгоритм выбора мезотерапевтического препарата

Как правило, на начальных этапах инволюционных изменений лица наблюдается четкое доминирование признаков того или иного морфотипа старения. Однако с возрастом в этот процесс вовлекается все больше механизмов, и на практике приходится иметь дело с комбинированным типом старения, включающим признаки нескольких морфотипов. В некоторых случаях комбинированный морфотип формируется исходно. При осмотре у таких пациенток выявляются умеренно плотная кожа, умеренно развитые подкожная жировая клетчатка и мышцы. В зависимости от жалоб пациентки и данных объективного обследования врач выстраивает программу индивидуальной коррекции. Кому-то в первую очередь для улучшения качества кожи следует предложить мезотерапию; кому-то — аппаратные методы; кому-то — сочетание инъекционных и аппаратных методов. В завершение курса, по показаниям, можно провести инъекционное моделирование областей липоатрофии и эстетическую ботулинотерапию.

Клинический пример

Пациентка С., 56 лет. Обратилась с жалобами на повышенную сухость и дряблость кожи, «серый» цвет лица. Выраженные отеки в области нижних век, преимущественно в утренние часы. Потеря объема тканей лица в подглазничных и щечных областях, западение в области под нижней губой. Пациентка находится в менопаузе. Профессиональная деятельность связана с частой сменой климатических поясов. Курит в течение 30 лет (по 1 пачке сигарет в день). Имеется аллергия по типу острой крапивницы на витамины С, В3, В6 и В12, антибиотики группы пенициллина. Абсолютных соматических противопоказаний для проведения косметологических процедур нет. Проконсультирована гинекологом и эндокринологом, получает заместительную гормональную терапию. Двумя годами ранее проходила курс аппаратной терапии, связанной с нагреванием тканей, и получала инъекции ботулинического токсина типа А. Со слов пациентки, результат проведенной терапии был неудовлетворительным, так как после курса аппаратных процедур сухость и чувствительность кожи усилились, тонус и цвет не восстановились. После инъекций ботулотоксина беспокоили сильные головные боли (несколько дней) и сформировалось хмурое выражение лица. Возможность хирургической коррекции не рассматривает. При осмотре: кожа сухая, тусклая, тонус резко снижен. В верхней трети лица наблюдаются статические морщины в области лба и межбровной, птоз латеральных отделов бровей, избытки кожи и грыжи нижних век. Выражена деформация контуров скуловых, подглазничных, щечных и губоподбородочной областей. Отмечаются достаточно глубокие пальпебромалярные и нососкуловые борозды, умеренно выраженные «малярные» мешки. Косметологический диагноз: комбинированный морфотип старения лица, гипертонический тип мышечной активности, морщины верхней трети лица, птоз латеральных отделов бровей, грыжи нижних век. Гравитационный птоз тканей лица и липоатрофия подглазничных, скуловых, щечных и губоподбородочной областей II–III стадии (рис. 3А).

Тактика ведения пациентки предусматривала трехэтапную коррекцию.

I этап — инъекционное объемное моделирование средней и нижней трети лица сверхплотными филлерами на основе стабилизированной гиалуроновой кислоты и филлерами-волюмайзерами. Таким образом были достигнуты восстановление рельефов и контуров лица, некоторое натяжение кожи в средней трети лица, легкий лифтинговый эффект.

На II этапе для улучшения качества кожи (цвет, увлажненность, тонус) проведен интенсивный курс мезотерапии с чередованием препаратов разных групп. В начале курса использовали препарат EB плюс биоревитализант М-НА 10 (смешаны в одном флаконе в соотношении 1:1) — 3 процедуры с периодичностью раз в 14 дней, далее — 3 процедуры пролонгированной биоревитализации препаратом M-HA 18 (периодичность инъекций — раз в месяц). Таким образом в рамках интенсивного курса было выполнено 6 процедур мезотерапии. После третьей процедуры пациентка отметила, что кожа стала более гладкой, увлажненной, менее сухой и чувствительной, улучшился цвет лица.

В связи с отягощенным аллергоанамнезом пациентки внимательно прослеживали реакцию на все вводимые препараты. Согласно инструкциям по применению, предварительное проведение аллергопроб не требуется.

III этап — нюансное моделирование латеральных отделов бровей и области носогубного треугольника филлерами на основе стабилизированной гиалуроновой кислоты средней плотности.

После реализации намеченной программы и пациентка, и врач отмечали значительное улучшение внешнего вида (рис. 3В). Пациентка переведена на процедуры поддерживающей мезотерапии (смесь EB и М-НА 10, а также М-НА 18 — 3 процедуры раз в 3 мес). Рекомендован профессиональный косметический уход.

Рис. 3. Пациентка С., 56 лет. А — клиническая картина старения лица по комбинированному типу. Гипертонический тип мышечной активности, статические морщины верхней трети лица, птоз латеральных отделов бровей, грыжи нижних век. Гравитационный птоз тканей лица и липоатрофия подглазничных, скуловых, щечных и губоподбородочной областей II–III стадии. В — картина после курса эстетической геропротекции (3 этапа)
Гравитационный птоз

Заключение

В заключение хотелось бы отметить, что мезотерапия по-прежнему остается одним из наиболее эффективных методов, позволяющих восстанавливать качество кожи (тонус, эластичность, увлажненность, цвет и микрорельеф). Разочарование в эффективности этого метода у врачей и пациентов возникает в тех случаях, когда наблюдается выраженное структурное старение лица, затрагивающее не только кожу, но и глубжележащие структуры — мышцы, жировую клетчатку (поверхностную и глубокую), связочный аппарат. В этом случае работы только с качеством кожи с помощью мезотерапии недостаточно, необходимо соответствующими методами провести коррекцию изменения тонуса мышц, объемных нарушений, укрепить связочный аппарат. Еще один аспект — неадекватный выбор мезотерапевтических препаратов. В лучшем случае результат терапии не оправдает ожиданий пациента, в худшем — дискредитирует мезотерапию как метод.

Системное клиническое мышление, достаточный уровень информированности в смежных дисциплинах, знание широкого арсенала методов и средств эстетической геропротекции, развитый эстетический вкус позволяют врачу косметологу создавать обоснованные индивидуальные протоколы комбинированной коррекции для каждого конкретного пациента. В этих протоколах у одних пациентов мезотерапия будет являться базовым методом, у других — важным, но дополнительным методом. Неотъемлемыми условиями успеха являются:

  • анализ пожеланий пациента, опасений и ожиданий;
  • выявление возможных противопоказаний и ограничений к тому или иному виду косметологической коррекции;
  • детальное обсуждение с пациентом плана лечения и последовательности назначения процедур;
  • предоставление пациенту подробной информации о методах и препаратах, которые планируются к использованию при проведении курса;
  • обсуждение сроков реабилитации после той или иной процедуры;
  • заполнение всех форм медицинской документации.
Для объективной оценки и прогнозирования результата необходим фотодокументальный мониторинг: фотографирование проводится до начала и после завершения курса терапии.

В конечном итоге именно такой комплексный подход позволит специалисту определить спектр наиболее эффективных процедур и разработать индивидуальный алгоритм эстетической геропротекции для каждого пациента. И результат не заставит себя ждать — высокая удовлетворенность пациента результатами процедур и доверие профессионализму врача.

Литература

  1. Медицина климактерия. Под редакцией В.П. Сметник. Ярославль: ООО «Издательство Литера», 2006.
  2. Ярилин А.А. Кожа и иммунная система. Косметика и медицина. 2001; 2: 5–13.
  3. Алама М., Доувер Дж. С. Нехирургические методы подтяжки кожи. М.: Практическая медицина, 2010.
  4. Михайлова Н.П. Коррекция возрастных изменений лица у пациенток с избыточными жировыми отложениями
  5. в субмандибулярной зоне и птозом нижней трети лица. Вестник дерматологии и венерологии. 2011; 2: 105–110.
  6. Пейпла А.Д. Пластическая и реконструктивная хирургия лица. М.: Бином, Лаборатория знаний, 2010.
  7. Аравийская Е., Кожевников П., Соколова Е. Алгоритмы подбора косметологических процедур: реальность и перспективы. Les nouvelles estetiques. 2006; 3: 10–12.
  8. Tordjman M. Rajeunissement cutane du decollete par mesotherapie. J Med Esth Chir Derm. 2003; 118: 111–118.
  9. Хабаров В.Н., Селянин М.А., Зеленецкий А.Н. Перспективы создания новых препаратов для биоревитализации. Вестник эстетической медицины. 2008; 4 (7): 40–45.
  10. Михайлова Н.П. Новые препараты в мезотерапии. Биорепаранты в косметологии — эволюция или революция? Вестник дерматологии и венерологии. 2010; 2: 141–145.
  11. Деев А.И., Чайковская Е.А. Эпигенетика — будущее медицины, фармакологии, косметологии. Часть I. Общие понятия об эпигенетической регуляции. ИМК. 2014; 3: 3–15.
  12. Райцева С.С. Органотканевая терапия в эстетической медицине. Косметика и медицина. 2010; 3: 80–83.
  13. Райцева С.С. Полиревитализация — новые возможности инъекционной косметологии. Экспериментальная и клиническая дерматокосметология. 2012; 3: 48–50.
  14. Райцева С.С. М-НА 10® — новый взгляд на биоревитализацию. Пластическая хирургия и косметология. 2013; 2: 338–339.
  15. Райцева С.С. М-НА 18 — терапевтические возможности препарата и практические аспекты. Пластическая хирургия и косметология. 2013; 4: 1–2.
  16. Райцева С., Жукова И., Щукина Е. Клиническая эффективность одномоментного сочетанного применения препаратов лабораторий Filorga при коррекции возрастных изменений кожи кистей. Эстетическая медицина. 2014; 2 (13): 3–8.
  17. Raspaldo H. Volumizing eff ect of a new healurobic acid sub — dermal facial fi ller: a retrospective analysis based on 102 cases. J. Cosmet Laser Ther. 2008; 10: 134–142.
  18. Кольгутенко И.И. Основы геронтокосметологии. М.: Медицина, 1974.
  19. Burgess C. Poly-L-lactic acid (Sculptra). In: Facial rejuvenation with fi llers. Ed.: Cohen S.R., Born T. Elsеvier, 2009.