Статьи    ИССЛЕДОВАНИЕ

Консолидированнная оценка эффективности терапевтических стратегий Лаборатоий Filorga в трихологии

Журнад «Трихология» №1 2017 г.


Райцева С.С.



Райцева Стелла Сергеевна, кандидат медицинских наук, врач-дерматовенеролог, косметолог, дерматоонколог, научный руководитель «Учебно-информационного центра ЭсТе», эксперт группы компаний «М-СИТИ» и «Здоровье Семьи» (Москва), международный тренер-методист по инъекционным методикам Лабораторий Filorga (Франция)

Аннотация:

В статье представлен ретроспективный анализ результатов отдельных поисковых исследований лечения андрогенетической и диффузной телогеновой алопеции у мужчин и женщин. Проведена клиническая и инструментальная оценка терапевтических возможностей инъекционных препаратов производственных Лабораторий Filorga (Франция), как в протоколах монотерапии, так и при проведение комбинированной терапевтической стратегии, основанной на сочетанном воздействии мезотерапии со светофотолечением на аппарате CRYOLIFT®3.

Ключевые слова:

Андрогенетическая алопеция, другая нерубцующаяся потеря волос,диффузная телогеновая алопеция, мезотерапия, мультикомпонентный мезококтейль NCTF 135®, мультикомпонентный биоревитализант NCTF 135®HA, гиалуроновая кислота, микроэлементы, витамины, антиоксиданты, светофототерапия, LED - терапия.

Вступление

В настоящее время, как среди пациентов, так и в профессиональной медицинской среде уделяется повышенное внимание проблеме избыточного патологического выпадения и поредения волос – алопеции. Опираясь на базовые знания в трихологии, все волосы в области волосистой части головы разделяют на терминальные, которые растут несколько лет, и недавно появившиеся – веллусные или "юные", количество которых в норме составляет 5 – 20%. В своем жизненном цикле волос проходит три основные фазы: I. Фазу роста (анаген), которая длится в среднем 3-6 лет (85% от всех волос). II. Фазу покоя (катаген) продолжительностью 2-3 недели (1% от всех волос). III.Фазу выпадения (телоген), которая в среднем длится 2-4 месяца (14% от всех волос) [1 – 3]. Учитывая, что на сегодняшний день единой классификации алопеции не существует, с практической точки зрения наиболее удобным является выделение двух основных видов облысения: андрогенитической (андрогенной) алопеции (АГА) и диффузной (телогеновой) алопеции (ДТА). Именно с этими видами облысения пациенты наиболее часто обращаются на прием к врачам дерматологам-косметологам и трихологам. Обзоры литературы свидетельствуют о том, что оба вида облысения встречаются как у мужчин, так и у женщин. С возрастом частота встречаемости этих видов облысения у представителей европеоидной расы увеличивается, регистрируясь в среднем у 70,0 - 80,0% - мужчин и 38,0 – 42,0 % - женщин старше 45 лет [4, 5].

Согласно современным представлениям в этиопатогенезе АГА, доказана ведущая роль эндогенных факторов – генетической предрасположенности и метаболизма андрогенов. Под действием фермента 5 ?-редуктазы тестостерон трансформируется в дигидротестестерон (DHT). Генетически детерминированная повышенная чувствительность рецепторов волосяного фолликула приводит к локальному накоплению DHT, который ингибирует пролиферацию клеток дермального волосяного сосочка и снижает экспрессию фактора роста эндотелия сосудов (VEGF). Обеднение кровотока и дефицит питательных веществ, приводят к сокращению длительности фазы анагена. В результате волосы истончаются, становятся миниатюрными, и наблюдается их повышенное выпадение. Такой механизм развития наиболее характерен для мужчин. У женщин причины возникновения андрогенного облысения не могут трактоваться одназначно, за исключением подтвержденной клинико-лабораторной гиперандрогении. Возможно, что фронтальная алопеция и диффузное выпадение волос, являются следствием физиологической гипоэстрогении (период лактации, менопауза) и дефицита тиреоидных гормонов [6, 7]. Примерно через 4-16 недель после воздействия провоцирующего фактора происходит уменьшение продолжительности фазы анагена, ускоряется переход в фазу телогена и волосы начинают интенсивно выпадать. Выпадение происходит диффузно, равномерно во всех областях волосистой части головы, в связи с чем, данный вид облысения называют телогеновая алопеция [8]. Немаловажную роль в прогрессирующем течение АГА и ДТА играют и многочисленные поддерживающие экзогенные факторы (УФО, эмоциональный стресс, табак, химические, медикаментозные, экологические, алиментарные, травматические, инфекционные и др.), приводящие к ситуации окислительного стресса. Окислительный стресс индуцирует генетические мутации, способствует развитию перифолликулярного воспаления с последующим фиброзом, провоцирует клеточный апоптоз и запускает фазу катагена, ускоряя процессы старения волосяного фолликула [9 – 14]. Таким образом, опираясь на концепцию общего анти-эйдж подхода, АГА и ДТА облысение можно рассматривать, как локальное клеточное старение волосяного фолликула, которое является частью системного процесса старения дермы и подкожной жировой клетчатки и приводит к замедление физиологических клеточных функций [4].

Учитывая вышеизложенное, возникает вопрос о выборе наиболее оптимальных с точки зрения безопасности и клинической эффективности методов профилактики и лечения андрогенетического и диффузного облысения у мужчин и женщин. Помочь в решение этого вопроса может накопленный российский и международный клинический опыт, который свидетельствует о целесообразности использования для решения поставленных задач поликомпонентных инъекционных препаратов регенераторной терапии и световых методов аппаратного воздействия [4, 15 – 18].

Цель и задачи исследования

Провести ретроспективный анализ отдельных клинических наблюдений. Систематизировать российский и зарубежный опыт применения поликомпонентных (NCTF 135®/ NCTF 135®HA) мезотерапевтических препаратов у пациентов с установленными диагнозами АГА и ДТА, которые приняли участие в исследованиях за период с 2012 по 2015 гг. Определить переносимость и эффективность применения обозначенных выше инъекционных препаратов, как в протоколах монотерапии, так и при проведение комбинированной терапевтической стратегии, основанной на сочетанном воздействии мезотерапии со светофотолечением (LED-терапией) на аппарате CRYOLIFT®3 от производственных Лабораторий Filorga (Франция).

Обоснование выбора инъекционных препаратов

Поликомпонентные препараты мезоколлекции NCTF 135®/ NCTF 135®HA производственных Лабораторий Filorga маркированы европейским знаком качества «CE» и зарегистрированы в Российской Федерации (табл. 1).

Таблица 1. Характеристика препаратов выбора производственных Лабораторий Filorga

Группа Препарат Особенности препарата/ Механизм действия
Мультикомпонентные мезококтейли NCTF 135® Мультикомпонентный раствор (всего 54 активных ингредиента), включающий сложную композицию из микронутрицевтиков и антиоксидантов с добавлением в состав небольшого содержания (0,025 мг/мл) нестабилизированной ГК. Поставляется во флаконах объемом 3 мл в виде раствора бледно-розового цвета – 5 флаконов в упаковке. Предназначен для интрадермального введения.

Механизм действия: преимущественно эутрофик (воздействуют непосредственно на клетку), за счет невысоких концентраций ГК обладают умеренным регенеративным действием - воздействует на качественные характеристики межклеточного вешества.
Мультикомпонентные биоревитализанты (полиревитализанты, обогащенные биоревитализанты, биорепаранты) NCTF 135® HA Мультикомпонентный инъекционный комплекс со сложным составом, базовой основой которого является нестабилизированная высокомолекулярная (1400 kDa) ГК в концентрации 5 мг/мл, действие которой потенциировано аминокислотами, витаминами, минералами, коферментами, нуклеозидами, антиоксидантами (всего 54 активных ингредиента). Поставляется во флаконах объемом 3 мл в виде густого раствора бледно-розового цвета – 5 флаконов в упаковке. Предназначен для интрадермального введения.

Механизм действия: комбинированный (эутрофик + регенерант). В равной степени воздействуют на трофику клеток, так и оказывает регенеративное действие, улучшая качественных характеристик межклеточного матрикса дермы за счет присутствия высокомолекулярной ГК.


Основанием для выбора данных препаратов послужили многолетний клинический опыт их применения и высокая эффективность при проведении терапии в монопротоколах, которая достигается благодаря их составу, а также применяемой технологии очистки [19 – 21]. В состав препаратов NCTF 135® и NCTF 135®НА входит комплекс витаминов, которые принимают участие в регуляции процессов клеточного дыхания, пластического обмена, нормализуют секрецию сальных желез и циклические изменения волосяного фолликула. Поддерживает синтез кератина, обладают местным вазодилятирующим и антиоксидантным действием. Нуклеозиды и аминокислоты принимают участие в синтезе протеинов. Минералы нормализуют ионный баланс клеток и выступают в роли кофакторов целого ряда ферментов. Коферменты обеспечивают наименее энергетически затратный путь метаболических процессов, что приобретает особую значимость в условиях гипоксии и трофической недостаточности. Гиалуроновая кислота помимо влагонакапливающего действия, восстанавливает вязкоэластические свойства эпидермиса и дермы, стимулирует процессы клеточной пролиферации и дифференцировки. Дополняет антиоксидантные свойства других компонентов, обладает противовоспалительным и ангиопротекторным действием [22, 23]. Исходя из этого, вполне объяснимы патогенетические механизмы действия поликомпонентных инъекционных препаратов NCTF 135®/ NCTF 135®HA, интрадермальное введение которых позволяет быстро остановить выпадение волос, восстановить их рост и улучшить качество.
Таким образом, эффективность применения NCTF 135®/ NCTF 135®HA в схемах мезотерапевтического лечения АГА и ДТА обусловлена широким спектром биологического действия этих препаратов, направленного на восстановление адекватной регуляции физиологических процессов, нормализацию трофики, обеспечение защиты от действия неблагоприятных факторов внешней среды.

Обоснование выбора метода светофолечения (LED-терапии)

При проведении светофототерапии на аппарате CRYOLIFT®3 Лабораторий Filorga в качестве лечебного фактора используется оптическое излучение видимого спектра. Взаимодействие возникает между фотонами света, излучаемого LED и специфическими веществами хромотофорами (порфиринами). Различные параметры света (длина волны, частота, интенсивность) оказывают различный эффект на ткани. В терапии алопеции наибольшую эффективность демонстрирует красный спектр света с длиной волны 625 нм, который назначают в последовательном сочетании непрерывного и импульсного режимов. Фотоны красного света, взаимодействуя с фотоакцепторами цитохром-С оксидазой и NADH-дегидрогеназой, улучшают работу митохондрий. В результате повышается выработка АТФ, нормализуется энергетический обмен клеток и процессы внутриклеточного дыхания. Кроме того, LED-терапия с использованием красного света регулирует метаболическую активность эндотелиальных клеток, зрелых и поврежденных фибробластов. Стимулирует синтез коллагена. Улучшает оксигенацию и микроциркуляцию волосяных луковиц, оказывает выраженное антиоксидантное, противоспалительное и иммуномодулирующее действие. Улучшая транспорт питательных компонентов в клетки кожи и волос, LED-терапия замедляет старение и выпадение волос, способствует активному росту веллусных волос. Оказывает выраженное себорегулирующее действие, потенцирует и оптимизирует эффекты мезотерапии [4, 19, 24].

Дизайн исследования (аналитический обзор)

Нами был проведен ретроспективный анализ клинических исследований, в т.ч. многоцентровых, выполненных в условиях клиник Москвы и Парижа за период с 2012 по 2015гг. [2, 4, 25 – 27]. Общее количеством пациентов с диагнозом АГА и ДТА, принявших участие в исследованиях, составило 93 человека, из которых 49 (52,7%) - мужчины и 44 (47,3%) - женщины в возрасте от 23 до 65 лет (средний возраст 46±5,7 лет). Во все исследования добровольцы отбирались соответственно критериям включения/ исключения.
Критерии включения:

  • Подтвержденный диагноз АГА и ДТА.
  • Сохраненные волосяные фолликулы в лобно-теменной, макушечной и височных областях у пациентов с АГА (до III-IVстадии по Гамильтону – Норвуду у мужчин; до II стадии по Людвигу у женщин);
  • Резистентность к ранее проводимой местной терапии.

Критерии исключения:

  • Отягощенный аллергоанамнез.
  • Беременность и лактация.
  • Бактериальная, вирусная или грибковая инфекция в месте предполагаемой инъекции и системные инфекционные заболевания (гепатиты, ВИЧ, сифилис);
  • Тяжелые соматические и аутоиммунные заболевания заболевания в стадии обострения, коллагенозы.
  • Эпилепсия.
  • Пероральный прием антиандрогенных препаратов (финастерид) и препаратов для заместительной гормональной терапии в периоде менопаузы.

До проведения интенсивного курса процедур все исследуемые были осмотрены врачом – дерматологом-косметологом или трихологом, заполняли стандартизованную анкету и подписывали протокол добровольного информированного согласия. В ходе исследований были использованы анамнестические методы, методы объективного клинического и инструментального обследования, клинический и фотодокументальный мониторинг.

Методика ведения пациентов

Из общего числа пациентов, принявших участие в отдельных исследованиях, 73 (78,5%) человека получали только мезотерапевтическое лечение: 10 (10,8%) человек – получали монотерапию препаратом NCTF 135®; у 53 (56,9%) человек препараты NCTF 135® или NCTF 135® НА вводили в разные сеансы (табл. 2). Мезотерапевтические процедуры проводились вручную иглами 4 мм 30 - 32G. Препараты инъецировались внутрикожно в сочетании техник «микропапула» (по линии роста волос и в области формирования залысин) и «наппаж» (горизонтальный и вертикальный - в других областях волосистой части головы). Считается, что такое сочетание техник дополнительно способствует улучшению локального кровотока. У пациентов с диагнозом АГА в первую очередь обрабатывались проблемные области – лобно-теменная, височная и макушечная. У пациентов с диагнозом ДТА – области наибольшего поредения волос. Объем однократного введения составлял 3 мл препарата (1 флакон).

Таблица 2. Терапевтические протоколы при лечении АГА и ДТА

Абсолютное число пациентов (% от общего числа) Препараты Схема процедур интенсивного и поддерживающего курса
10 (10,8%) NCTF 135® Интенсивный курс: 1 процедура 1 раз в 7 дней – 5 процедур. Поддерживающий курс: 1 процедура 1 раз в 2-3 месяца – 2 процедуры
53 (56,9%) чередование в разные процедуры NCTF 135® с NCTF 135®HA Интенсивный курс: 1 процедура 1 раз в 7- 10 дней – 5 процедур, 1процедура 1 раз в 14 дней – 5 процедур. Поддерживающий курс: 1 процедура 1 раз в 2-3 месяца – 2 процедуры


У 20 (21,5%) человек была применена комбинированная терапевтеческая стратегия – мезотерапия мультикомпонентным биоревитализантом NCTF 135® НА в сочетании с LED-терапией на аппарате CRYOLIFT®3. Сеансы LED-терапии проводились непосредственно перед мезотерапевтическими процедурами и в интервалах между ними (всего 20 процедур). В ходе светолечения красный непрерывный свет (5 мин) чередовался с красным импульсным светом (1 мин) дважды с общей продолжительностью процедуры 12 минут. Манипула помещалась на кожу волосистой части головы и постепенно перемещалась из одной области в другую, с акцентом на наиболее проблемные зоны. Мезотерапия препаратом NCTF 135® НА проводилась интрадермально в сочетании техник «микропапула» и «наппаж» 1 раз в 14 дней – 4 процедуры, затем 1 раз в месяц – 3 процедуры (всего 7 процедур).

Оценка результатов

Эффективность терапии оценивали анамнестически и визуально до начала терапии и после каждой процедуры. Клиническая оценка эффективности лечения проводилась по следующим критериям:

  • прекращение выпадения волос;
  • восстановление роста волос – появление новых коротких волос по проборам и по линии роста волос в лобной области;
  • плотность роста волос в очагах первоначального поредения (у пациентов с АГА) и увеличение объема прически;
  • улучшение качества волос (эластичность, блеск, цвет);
  • состояние кожи волосистой части головы (наличие симптомов себореи).
Клинический эффект определялся как выраженный, умеренно выраженный и незначительный. Удовлетворенность пациентов и врачей итогами курса процедур оценивалась по 5 – бальной интегральной шкале GAIS. Для объективной оценки и подтверждения полученных клинических данных у 30 (32,3%) пациентов была проведена компьютерная диагностика – трихоскопия и видеоскопия (трихоскоп Aramo-SG с программным обеспечением TrichoSciencePro). Инструментальное обследование проводили перед началом лечения и через 2 недели после завершения интенсивного курса терапии. При дальнейшем анализе вычисляли среднее арифметическое значение каждого из параметров (увеличение плотности роста волос, увеличение среди терминальных волос - средних и толстых, уменьшение количества тонких волос, состояние кожи волосистой части головы и качества волос). Для статистической обработки полученных данных использовали статистическую программу SPSS v.13.0. Данные представляли в виде средних значений ± ошибка средней (M ± m). Достоверность динамики измеряемых параметров оценивали с использованием тьюки-теста. Различия считали статистически значимыми при значении p < 0,05. Различия при р>0,05, но р<0,1, трактовались как наличие тенденции.
Результаты контрольной трихо- и видиоскопии после процедур интенсивного курса терапии в группах А и В также были сопоставимы [2, 26, 27] и подтвердили данные клинического мониторинга (табл. 3).

Обсуждение результатов

Ранжированная оценка клинической эффективности результатов отдельных пилотных исследований, в которых пациенты с диагнозами АГА и ДТА получали мезотерапевтическое лечение, как метод моновоздействия, показала высокую терапевтическую эффективность и была сопоставима по срокам прекращения выпадения волос и роста новых волос. Существенных различий при назачении отдельных мезотерапевтических препаратов Лабораторий Filorga и при их чередовании не было выявлено, поэтому в ретроспективном анализе статистической обработке подвергались данные по объединенной когорте пациентов – 73(78,5% от общего числа пациентов), которые составили группу А. Пациенты, получавшие комбинированную терапию – 20 человек (21,5% от общего числа пациентов) оценивались отдельно и вошли в группу В. Совокупные данные свидетельствуют о хорошей переносимости предложенных терапевтических стратегий при лечении АГА и ДТА у мужчин и женщин. Аллергических реакций при проведении процедур по рассмотренным выше моно- и комбинированным протоколам не было выявлено. На фоне проводимой терапии все пациенты (100,0%) отметили прекращение выпадения волос: пациенты группы А – после 3 – 4-х процедур мезотерапии (через 4 недели от начала лечения); пациенты группы В – после одной процедуры мезотерапии и 2-х процедур светофотолечения (через 2 недели от начала лечения, p < 0,05). Заметное восстановление роста волос и улучшение их качества в группе А наблюдались после 5-и процедур мезотерапии (через 5-6 недель от начала лечения) у 93,1% пациентов, в группе В – после 2-х процедур мезотерапии и 4-х процедур светофотолечения (через 3 – 4 недели от начала лечения) у 95,0% пациентов, что сопоставимо и можно оценить лишь как наличие тенденции (p=0,05). При этом выраженный клинический результат как в группе А, так и в группе В напрямую коррелировал с продолжительностью лечения и по завершении интенсивного курса процедур наблюдался у 97,8% пациентов (рис. 1 – 2 а, б).

Рис. 1. Результат лечения пациентки с диагнозом ДТА по комбинированному протоколу (фотографии предоставлены Boisnic S.). А — до процедуры; В — та же пациентка после 7 процедур интенсивного курса мезотерапии препаратом NCTF135®HA в сочетании с LED: видимое восстановление роста и повышение плотности волос, улучшение их качества и восстановление пигментации
NCTF135®HA в сочетании с LED

Рис. 2. Результат лечения пациента с диагнозом АГА II стадия по Норвуду-Гамильтону по мономезотерапевтическому протоколу (фотографии предоставлены Константиновой В. А.). А — до процедуры; В — тот же пациент после 5 процедур интенсивного курса мезотерапии препаратом NCTF135®: видимое восстановление роста и повышение плотности волос, улучшение их качества и увеличение объема прически
Результат лечения пациента с диагнозом АГА

Таблица 3. Результаты компьютерной диагностики после интенсивного курса процедур

Критерий (n=30) Результаты
Плотность роста волос Плотность роста волос в областях поредения достигла нормальных значений и в среднем увеличилась на 14,0% от исходного уровня и в последующие 2 месяца не снижалась, а даже незначительно повысилась до 16% (р=0,05).
Количество средних и толстых терминальных волос Количество средних и толстых терминальных волос увеличилось в среднем на 16,7% от исходного уровня и в последующие 2 месяца повысилось до 19,0%, (р<0,05).
Количество тонких волос Количество тонких волос Количество тонких волос в среднем уменьшилось на 23,2% от исходного уровня и в последующие 2 месяца этот показатель достиг 25,0% (р<0,05).
Качество волос и состояние кожи волосистой части головы У всех пациентов (100,0%) значительно улучшилось качество волос, признаки перифоликулярного воспаления отсутствовали. Состояние кожи волосистой части головы у всех пациентов, отмечавших симптомы себореи, нормализовалось. В последующие 2 месяца эти показатели не менялись (р<0,05).


Клиническая оценка, проведенной моно- и комбинированной терапии АГА и ДТА, врачами и пациентами практически не отличалась. Средний балл по интегральной шкале GAIS составил 2,9 (при максимальном балле – 3) (рис. 3). Большинство исследуемых (98,9%) отметили, что после лечения существенно уменьшился и стабилизировался процесс выпадения волос при мытье и расчесывании, значительно усилился рост коротких волос. В целом волосы стали более густыми, эластичными, блестящими, яркими, уменьшилось количество седых волос. Значительно улучшился внешний вид и объем прически. Результат полностью оправдал их ожидания от процедуры и большинство пациентов 89 из 93 (95,7%) пожелали продолжить поддерживающюю терапию.

Результат лечения пациента с диагнозом АГА
Рис.3. Оценка результатов по шкале GAIS (метод анкетирования)

Пациенты, рассматривавшие ранее возможность пересадки волос – 5 (5,4%) человек, после проведенного лечения от этой идеи отказались. Согласно полученным нами данным выраженный терапевтический результат, отмеченный пациентами и врачами, а также достоверное в пользу повышения изменение показателей плотности роста волос, увеличение количества толстых и средних терминальных волос, при значительном уменьшении количества тонких волос, нормализация показателей состояния кожи волосистой части головы, свидетельствуют о высокой эффективности предложенных терапевтических стратегий. Клинический эффект после интенсивного курса терапии не снижался и даже нарастал в течение последующих 2-х месяцев. Клинический опыт и проведенное нашими европейскими коллегами исследование согласуются с полученными нами данными.

Заключение

Таким образом, высокий профиль безопасности, выраженная терапевтическая эффективность и пролонгированный клинический результат позволяют нам рекомендовать мезотерапевтическое лечение препаратами Лабораторий Filorga по монопротоколам и в сочетании с LED – терапией широкому кругу пациентов, как высокоэффективный симптоматический метод профилактики и лечения АГА и ДТА у мужчин и женщин, при условии еще сохраненных волосяных фолликулов. Этот критерий является одним из главных при отборе пациентов на рассмотренные в данной статье методики.

Литература

  1. Paul.K. Baxton. ADC of Dermatolog. М.: Бином, 2006, с. 74 – 77.
  2. Константинова В. А. Возможности мезотерапевтического лечения алопеции: клинические исследования эффективности препарата NCTF135. Косметика и медицина. 2014; 2: 68 – 73.
  3. Fisher TW., ‘Alopecia- Diagnostic and Therapeutic Management’, Akt Drmatol, 34 (2008), pp.209-25.
  4. Beilin G. et Boisnic S. Techniques et protocoles innovants en pr?vention et traitement de l'alop?cie. J. M?d. Esth. et Chir. Derm. 2012; Vol. XXXIX, 156, d?cembre: 3 – 12.
  5. Krause K., Foitzik K. Biology of the hair follicle. The basics. Sem Cutan Med Surg. 2006; 25: 2 – 10.
  6. Van Neste D. Assessment of hair loss: clinical relevance of hair growth evaluation methods. Clinical and Experimental Dermatology, 2002; 27:
  7. 358 – 365.
  8. Blumeyer A., Tosti A. Messenger A et al. Evidence-based (S3) guideline for the treatment of androgenic alopecia in women and men. JDDG. 2011; supp (6): 1-57.
  9. Дифференциальная диагностика кожных болезней: Руководство для врачей /Под ред. Б.А. Беренбейна, А.А. Студницина. М.: Медицина, 1989, с. 141 – 144.
  10. Кольтовер В.К. Свободнорадикальная теория старения: современное состояние и перспективы. Успехи геронтологии 1998; 2:
  11. 37 – 51.
  12. Кожные и венерические болезни: Руководство для врачей / Под ред. Ю.К. Скрипкина, В.Н. Мордовцева. – М.: Медицина, 1999, Том I: с. 804.
  13. Ланкин В.З. Окислительный стресс. М.: 2002. 145 с.
  14. Arck P.C., Overall R., Spatz K., Liezman C., Handjiski B., Klapp B.F. et al. Towards a « free radical theory of graying »: melanocyte apoptosis in the aging human hair follicle is an indicator of oxidative stress induced tissue damage. FASEB J; 2006; 20: 1567 – 9.
  15. Blume-Peytavi U. Cheveu, vieillissement et environnement : aspects fondamentaux. Ann Dermatol Venereol, 2009; 136: 25 – 28.
  16. Trueb R.M. Oxidative stress in Ageing of Hair. Int. J Trichol. 2009; 9: 6 – 14.
  17. Ролик И.С. Органопрепараты в современной биомедицине. Журнал натуральной медицины 2001; 5(5): 2–7.
  18. Schmutz JL., Barbaud A., Trechot P. Alopecia and Mesotherapy. Ann Dermatol Venereol, 2010 ; 137 (4): 338.
  19. Blumeyer A., Tosti A. Messenger A et al. Evidence-based (S3) guideline for the treatment of androgenic alopecia in women and men. JDDG. 2011; supp (6): 1 – 57.
  20. Schmutz J.L., Barbaud A., Trechot P. Alopecia and Mesotherapy. Ann Dermatol Venereol. 2010; 137, 4: 338.
  21. Boisnic S. ?valuation de l’effet sur la repousse capillaire de l’application transdermique par m?soth?rapie du produit Filorga NCTF® 135 HA. J. M?d. Esth. et Chir. Derm. Vol. XXXX, 157, mars 2013; 13-16.
  22. Райцева С.С. Полиревитализация: новые возможности инъекционной косметологии. Экспериментальная и клиническая дерматокосметология. 2012; 3: 48–50.
  23. Prikhnenko S, ‘Polycomponents mesotherapy formulations for the treatment of skin aging and improvement of skin quality’, Clinical, Cosmetic and Investigational Dermatology, 8 (2015) p.151-157.
  24. Hamida-Pisal Р. The Science Behind Mesotherapy. Aesthetics. 2015; 11(2): 29.
  25. Ковалева С.В. Комбинированный протокол коррекции инволюционных изменений у мужчин в возрасте 60+. Фотобиомодуляция. Метаморфозы. 2016; 13: 75 – 78.
  26. Константинова В. А. Сочетание биоревитализанта NCTF 135®HA и люминотерапии в мезотерапевтическом протоколе пациентов с алопецией. Клинические наблюдения. Трихология. 2015; 2: 98 – 104.